• Пресса

    «Ирина Крутова нашла свой собственный неповторимый стиль вокальной интерпретации: ее творчество поразительно органично и естественно легко сочетает в себе как основы академической школы, так и особые выразительные средства песенно-романсового жанра. И на сегодняшний день об Ирине Крутовой, обладательнице серебристо-полетного и лирически-проникновенного голоса, способного взять в плен любую – даже самую искушенную – аудиторию, можно с полной уверенностью говорить как об «истинной звезде русского романса», как об уникальной творческой личности, как о певице-актрисе, сумевшей подобрать заветные профессиональные ключи к сердцам своих слушателей».
    Ирина Крутова: «Романс – это миниспектакль души…», газета «КУЛЬТУРА», Игорь Корябин

    ***

    «На «Романсиаде-2002», ежегодном конкурсе вокалистов, завоевавшем всероссийскую популярность, Ирина Крутова поразила всех не только как певица, но и как драматическая актриса: настолько талантливо «сыграла» она героинь романсов, которые прозвучали в её исполнении в Колонном зале Дома союзов, слышавшем в недавнем прошлом голоса корифеев жанра – Бориса Штоколова, Галины Каревой, Нани Брегвадзе…»
    «Верю в себя», «Литературная газета», Татьяна Маршкова

    ***

    «Душевная зрелость Ирины Крутовой такова, что, скажу по совести, заставила думать о большом артистическом будущем. «Ирина удивительно талантлива, она все схватывает буквально на лету и растет творчески прямо-таки на глазах», – заметила художественный руководитель и постоянная ведущая «Романсиады» Галина Преображенская».
    «Театр романса», газета «Труд», Сергей Бирюков

    ***

    «…Зал замер, завороженный прекрасным голосом певицы. Кому-то, возможно, поначалу исполнение Ирины Крутовой напоминало Анастасию Вяльцеву или Дину Дурбин, но после того, как она исполнила два романса Бориса Прозоровского – на слова Б. Тимофеева «Огни заката» и на слова К. Подревского «Шелковый шнурок» – эти сравнения отпали сами собой. Ирина Крутова не подражает никому, она самодостаточная, неповторимая певица… «Задача искусства – делать человека выше, добрее, тоньше», – сказал, обращаясь к Ирине Крутовой и залу, народный артист России Аристарх Ливанов. – «И эта задача сегодня решена!»
    «Рождение звезды романса», газета «Красная звезда», Сергей Князьков

    ***

    «Романсиада» дает молодому певцу шанс, но зачастую собственная лень мешает двигаться вперед, искать, серьезно работать. Я люблю целеустремленных людей. Вот Ирина Крутова из Краснодара, например. Настоящая романсовая певица, нутром чувствует этот жанр. Аристарх Ливанов пришел на ее концерт в Дом ученых – вышел зареванный. Органика у 23-летней девушки – невероятная. Этому, конечно, не научишь. Алла Баянова тоже интересуется Ириной, говорит: «Надо же кому-то эстафету передать!».
    «Надо же кому-то эстафету передать!», газета «Московская правда», Ирина Шведова

    ***

    «…Аристарх Ливанов: Мое внимание прежде всего обращено не на технические подробности вокала, а на внутреннюю драматургию исполнения, на то, как молодой артист решает драматическую задачу. И с первой минуты, как я услышал 22-летнюю Ирину Крутову я понял: это исключительное дарование. Она наполняет эмоциями каждый звук, фразу, буквально пронзая сердце. А ведь для того и существует искусство. Более зрелого мастера среди этих ребят я сегодня просто не вижу. Ей, по-моему, в перспективе не будет равных среди исполнителей такого плана».
    «Романс это согласие сердец», газета «Труд», Сергей Бирюков

    ***

    «…молодая звезда была великолепна. Ее голос, блестящее сопрано, то возносился в неоглядную высь, то струился нежными, задушевными тонами в зал, к людям. Очень важный момент при исполнении романса – обаяние. Научиться этому нельзя. У Крутовой обояние врожденное. На сцене она – воплощение женской сдержанной грации, достоинства. Певица живет романсом, из каждого произведения создает мини-спектакль. И зритель чутко откликается на мастерство молодой артистки. Концертный зал в тот вечер, не скупился ни на аплодисменты, ни на цветы. Так горячо приветствуют лишь настоящее ИСКУССТВО».
    «Магия русского романса», газета «Красная звезда», Сергей Князьков

    ***

    «…Как высокий пример, могу назвать творчество лауреата «Романсиады-2002» Ирины Крутовой, необычайно экспрессивной и выразительной певицы, но никогда не выходящей за границы благородства романса».
    Галина Преображенская: «Мечтаю о всемирном фестивале русского романса» www.belcanto.ru

    ***

    «…кроме романса Ирина обращается и к произведениям песенного жанра, и особое место в своём творчестве отдаёт военной тематике, ибо считает несправедливым вспоминать только 9 мая о людях, заставших ужасы войны, о матерях, потерявших сыновей, о погибших на полях сражений. «Баллада о матери» на слова Андрея Дементьева не просто напомнила о страшной войне, она всколыхнула, взорвала чувства зрителей настолько, что не все смогли удержать слёзы, когда Ирина буквально проживала каждую строчку».
    «Звезда романса», газета «Полярный круг» , Светлана Гаврилова

    ***

    «Легкое, но нисколько не легковесное, полное драматизма, сопрано, ясная артикуляция, непринужденный переход от вокального «купола» к почти интимному шепоту (что практически не встретишь: обычно бывает «либо так, либо так»), и при всем этом – стать и повадки не то пантеры, не то античной богини (также очень редкое сочетание). Почти все второе отделение Ирина Крутова составила из очень интересных, но в, основном, малоизвестных романсов первой трети XX века. Кто-то другой, быть может, и не рискнул бы, выступая перед незнакомой аудиторией, выносить на ее суд столь большой объем нового для нее музыкального материала. Но смелости Крутовой, как мы уже убедились, не занимать. И она победила. Победила абсолютно и безоговорочно. Публику бросало то в жар, то в холод: от озорного «Голубого письма» Оскара Строка и заводного «Полно, сокол» Фомина до душераздирающего «Сероглазого короля» Вертинского и уж совсем «кровавого» романса Прозоровского «Шелковый шнурок». Подобные произведения крайне сложны для исполнителя: чуть недотянуть или, хуже того, перетянуть, и трагедия непременно обратится в фарс. Однако Ирина Крутова ни на мгновение не позволила усомниться в своем выборе: неоднозначные для многих романсы «советского декаданса» в ее устах становились подлинными шедеврами. Каков был фурор, не стоит и говорить: слова бессильны передать ликование, охватившее зал в финале. Поздравим себя, что судьба подарила нам уникальный случай присутствовать при начале новой прекрасной эпохи в истории русского романса. Теперь мы знаем в лицо Русский романс XXI века. И лицо это – весьма привлекательно. Это лицо Ирины Крутовой».
    «Начало прекрасной эпохи», www.tatcenter.ru, Олег Богомазов

    ***

    «…У вас в репертуаре много произведений, долго остававшихся в тени. С чем это связано?
    - С жаждой просвещения. Легкий путь – петь хиты, но я испытываю подлинную радость, когда вижу по глазам зрителей что романс, услышанный ими впервые из моих уст, проникает им в самое сердце и вызывает сильнейшие эмоции. И потом, у нас такое богатое и разнообразное вокальное наследие, что порой просто обидно за жанр, ведь у многих все представления о романсе исчерпываются «Утром туманным» и «Ямщик, не гони лошадей»…
    «Ирина Крутова: «Петь хиты – легче некуда», газета «Нижегородские новости», Владимир Шлыков

    ***

    «…Певица заглянула в глубинные культурные слои века минувшего, отыскав редкие шедевры, и донесла до нас нечто важное, человеческое, без чего жизнь становится скучной и ненужной. Ирина Крутова словно протягивает нить Ариадны, пытаясь связать век конных экипажей и загадочных незнакомок с эпохой интернета и нанотехнологий».
    «Как незаметно бегут года…», газета «Москвичка» , Александра Королева

    ***

    «Ирина Крутова всегда безупречна и изысканно хороша. В певице подкупают неотразимое очарование, необыкновенная притягательность, блистательные вокальные данные, артистизм. Ирина – певица из разряда тех, кого век бы слушал.
    «Нескончаемое эхо любви», газета «Репортер», Александр Авдеев

    ***
    .
    «… По ходу вечера в зале воцарилась чарующая атмосфера, которую создавали сильный и при этом серебристый голос молодой певицы, ее сценическая внешность, приятная манера исполнения, очень удачно составленная программа. Ирина Крутова не копирует великих певиц, она заимствует у них эскизы, контуры исполнения популярных произведений, но наполняет их своими вокальными красками, собственными интонациями и полутонами, своими жестами. Такое тактичное и уважительное отношение к прошлому полностью оправдывает себя и объясняет успех Ирины».
    «Я возвращаю Ваш портрет…», газета «Богатей», Татьяна Лисицина


    *** полные тексты публикаций о певице Ирине Крутовой со ссылками на первоисточник и дату публикации: ***


    «…Как высокий пример, могу назвать творчество лауреата «Романсиады-2002» Ирины Крутовой, необычайно экспрессивной и выразительной певицы, но никогда не выходящей за границы благородства романса.»
    Галина Преображенская «МЕЧТАЮ О ВСЕМИРНОМ ФЕСТИВАЛЕ РУССКОГО РОМАНСА» 08.01.2017г. www.belcanto.ru

    ____________________________

    В жизни надо быть собой, все роли уже заняты, считает певица…

    Ирину Крутову называют звездой романса XXI века. Она стала победителем международного конкурса «Романсиада», удостоена звания «Национальное достояние России». В свое время после ее сольного концерта в зале имени Чайковского великая Алла Баянова заметила: «Вот теперь я спокойна – вижу, кому передать эстафету».

    Для Нижнего – с любовью

    Сейчас молодая певица много гастролирует, выступает на телевидении. В эксклюзивном интервью накануне запланированных концертов в Нижнем Новгороде и Дзержинске певица рассказала корреспонденту «НН», почему век «конных экипажей и таинственных незнакомок» оказался ей ближе современности.
    - Ирина Витальевна, в Нижнем Новгороде вы уже гастролировали, с какой программой выступаете в этот раз?
    - Да, несколько лет назад проходил мой сольный камерный концерт. Он состоялся благодаря нашей «романсиадской» дружбе: в Нижнем живет одна из победительниц конкурса «Романсиада» Майя Балашова, яркая и интересная исполнительница. А в этом году я получила приглашение от Нижегородского русского народного оркестра: мы готовим совместную программу «Люблю тебя».
    - Кстати, что вы можете сказать о наших «народниках»?
    - Нижний Новгород может гордиться высококлассным коллективом единомышленников, влюбленных в свое дело! Очевидно, что все идет от руководителя: Виктор Кузнецов – признанный авторитет в музыкальном мире России. Надеюсь, после нашего концерта каждый из слушателей задумается над тем, когда и кому он говорил в последний раз «люблю тебя», чтобы эти слова звучали как можно чаще.

    С мечтами о Пуччини

    - Вы отдали предпочтение романсу, хотя ваше роскошное лирико-драматическое сопрано позволяет петь оперные партии.
    - Работая в разных жанрах вокального искусства, я отдаю предпочтение русскому романсу как неисчерпаемому источнику вдохновения, открытий, богатства внутреннего мира русского человека. Хотя где-то в глубине души у меня живет желание исполнить «Письмо Татьяны» и некоторые партии из опер Пуччини…
    - У вас в репертуаре немного известных романсов, гораздо больше произведений, долго остававшихся в тени. С чем это связано?
    - С жаждой просвещения. Легкий путь – петь хиты, но я испытываю подлинную радость, когда вижу по глазам зрителей что романс, услышанный ими впервые из моих уст, проникает им в самое сердце и вызывает сильнейшие эмоции. И потом, у нас такое богатое и разнообразное вокальное наследие, что порой просто обидно за жанр, ведь у многих все представления о романсе исчерпываются «Утром туманным» и «Ямщик, не гони лошадей».

    Не сотвори себе кумира

    - Ваше сопрано иногда сравнивают с голосом звезды Голливуда Дины Дурбин…
    - Часто артиста сравнивают с его предшественниками, и, наверное, таким сравнением можно было бы гордиться. Однако я живу по принципу «не сотвори себе кумира», и мне хочется быть собой: ведь все остальные роли уже заняты!
    - Лара Фабиан как-то призналась, что с рождением дочери испытала настоящее женское счастье. Вам знакомо это чувство, ведь несколько лет назад вы тоже стали мамой?
    - Я совершенно согласна с Ларой и, думаю, еще с миллионами женщин: радость материнства это фантастическое, настоящее, подлинное чувство, с появлением которого жизнь обретает особый смысл!

    Владимир Шлыков: «Ирина Крутова: «Петь хиты – легче некуда»,
    Нижегородские новости, 08.05.2014г.


    ____________________________

    Блистательная Ирина Крутова, победительница российских и международных конкурсов романсов, дала единственный концерт в Ангарске в среду, 14 декабря, на сцене Дворца культуры «Современник».

    Ирина Крутова – певица, олицетворяющая собой романс ХХI века. Называемая прессой за свои концертные программы «звездой романса», в 2007 году она была удостоена звания национального достояния России на ежегодной торжественной церемонии, проводимой «Народным радио» в зале церковных соборов храма Христа Спасителя.

    Поклонники этого жанра раньше часто видели ее на канале «Культура», во время трансляций различных творческих конкурсов. Впечатление от общения с ней «вживую» превзошло ожидания, настолько великолепен ее голос, манера держаться, перевоплощаться в различные образы – причем на это у нее уходило несколько секунд. Она представила ангарчанам шедевры своего репертуара – известные романсы прошлых веков, как русские, так и зарубежные, «жемчужины» репертуара Клавдии Шульженко.

    Выступление Ирины Крутовой в Ангарске состоялось в рамках программы «Территория культуры Росатома». Напомним, в 2011 году по этой уникальной программе ангарчане смогли увидеть, в том числе, редкие картины Пикассо, лучших артистов балета России, встретиться с режиссером Александром Сокуровым.

    ИА Байкал 24
    «Знаменитая исполнительница романсов выступила в Ангарске»
    «Живой Ангарск» 15.12.2011

    ____________________________

    …Певица заглянула в глубинные культурные слои века минувшего,  отыскав редкие шедевры, и попыталась донести до нас нечто важное,  человеческое, без чего жизнь становится скучной и ненужной. Зал,  кажется, понял, потому что осыпал ее цветами. Но первый букет — из  желтых хризантем — показался мне символичным. А Ирина, не выходя из  образа, как и полагалось в эпоху символизма, продолжала обещать и  обманывать, а восторженные поклонники все несли и несли цветы на сцену,  складывая их у ее ног. Обворожительная…

    Я уверена, что  многие мужчины, которые толпятся в вагонах метро в час пик или часами  простаивают в «пробках» в своих навороченных внедорожниках, в глубине  души скучают по Прекрасной Даме, женскому образу незнакомки, загадочной,  чувствительной, неповторимой. Ирина Крутова решила подарить им этот  образ, хотя бы на время своего концерта, а заодно и нам, деловым дамам,  напомнить о другой, не менее важной стороне существования, в которой  жизнь души определяет судьбу. Женскую судьбу, а не карьеру. В тот вечер  она пела о вечной тоске по недостижимому совершенству. Москвичи  называют Ирину Крутову «солнцем русского романса». Известность к певице  пришла сравнительно недавно, в 2002 году, после победы на международном  конкурсе «Романсиада».

    Она говорила с нами  порой интонациями Клавдии Шульженко, Аллы Баяновой и даже… Александра  Вертинского. Но не надо думать, что сама Ирина Крутова лишена  индивидуальности. Она прекрасно владеет голосом и вовсе не пытается  имитировать чужое пение. Ирина сделала больше — призвала память о них.  Ее же голос, единожды услышав, не забудешь и ни с кем другим не  спутаешь. Тем удивительнее смелая задумка сделать незримыми, но  слышимыми соучастниками своего сольного выступления тех мастеров,  которые до нее сказали свое слово в искусстве. Ей захотелось наполнить  зал атмосферой ушедшей эпохи, его любимыми образами. И в этом она  оказалась очень современной и ни на кого не похожей.

    Как ей это удалось?  Одного таланта мало. За каждым романсом я увидела колоссальный труд и  огромное желание стать вровень с теми, о ком она напоминала нам. А в  наше безобразное время делать это все труднее. И даже приходит на ум  крамольная мысль: а надо ли?.. Певица, кланяясь после исполнения  очередного романса, внимательно смотрит в рукоплещущий зал. Она словно  спрашивает: «Что именно вы услышали? Вы поняли меня?» В этот момент она  мне кажется демонической, и я удивляюсь, как органично сочетаются в ней  звонкий, сильный и в то же время нежный голос и напряженная мысль, как  высказать себя и быть понятой… Ирина Крутова словно протягивает нить Ариадны, пытаясь связать век конных  экипажей и загадочных незнакомок с эпохой Интернета и нанотехнологий.  Блики на полу сцены, символизировавшие в первом отделении опавшие  осенние листья, во втором превратились в вихри — это вихри Времени,  которые уносят прошлое. Но не будем грустить, ведь программа Ирины  Крутовой «Золотой романс» напоминает нам о любви и дружбе, о том, что  только истинная красота и способна спасать этот мир!

    Александра КОРОЛЕВА
    «Как незаметно бегут года…»
    Газета «Москвичка» от 18.10.2011

    ____________________________

    Михаил БЫКОВ
    «Слова  и музыка народные»
    (Встреча с Ириной Крутовой и Иваном Шрамковым)
    Прямой эфир на Радио «Финам ФМ» 05.08.2010


    ____________________________

    21 и 22 февраля на сцене ДК «Икар» была показана концертная программа московских артистов «Любовь волшебная страна».

    Трехгорненцы увидели яркое выступление лауреата Всероссийских международных конкурсов, победителя международного конкурса «Романсиада» Ирины Крутовой и Оксаны Петриченко (фортепиано), дипломанта международного конкурса.

    Часть концертной программы была посвящена Дню защитника Отечества. На сцене прозвучали старинные и современные русские романсы. Ирина познакомила слушателей с произведениями: Б.Фомина, Б.Прозоровского, Л.Лядовой,  Л.Утесова.

    Зрители по достоинству оценили божественный голос певицы, ее внешность, мощную энергетику и безупречный стиль. Исполняя замысловатые созвучия и перебирая гаммы, пианистка Оксана Петриченко была наполнена грацией и, казалось, дышала музыкой, полностью уходя в настроение того романса, который исполняла молодая певица. В зале во время выступления царила теплая, домашняя атмосфера. Зрители приветствовали артистов бурными аплодисментами и цветами. Организаторами грандиозного мероприятия стало руководство Приборостроительного завода.

    Татьяна АЛЫШЕВСКАЯ
    «Концерт, наполненный любовью»
    Газета «Метро74». От 25.02.2010. г.Трехгорный


    ____________________________


    Подлинное признание слушателей и статус «восходящей звезды русского романса» Ирине Крутовой принес Международный конкурс молодых исполнителей «Романсиада – 2002». Тогда певица завоевала I премию в ходе регионального этапа конкурса в Могилеве и II премию в финале состязания, проходившем в Колонном зале Дома Союзов в Москве.

    Последующие годы стали для нее невероятно насыщенным периодом концертного творчества, вынесшего на суд публики множество разноплановых сольных программ. Выпускница Ростовской государственной консерватории им. С.В. Рахманинова, а затем и Московского государственного музыкально-педагогического института им. М.М.Ипполитова-Иванова, Ирина Крутова нашла свой собственный неповторимый стиль вокальной интерпретации: ее творчество поразительно органично и естественно легко сочетает в себе как основы академической школы, так и особые выразительные средства песенно-романсового жанра. И на сегодняшний день об Ирине Крутовой, обладательнице серебристо-полетного и лирически-проникновенного голоса, способного взять в плен любую – даже самую искушенную – аудиторию, можно с полной уверенностью говорить как об «истинной звезде русского романса», как об уникальной творческой личности, как о певице-актрисе, сумевшей подобрать заветные профессиональные ключи к сердцам своих слушателей.

    Фундаментальное образование, полученное певицей (фортепиано, хоровое дирижирование и академический вокал), дополняется ее роскошными природными данными, а также безусловным пониманием того, что классическая музыкальная подготовка, дающая богатый технический инструментарий, способна привести к успеху лишь при четком понимании того, зачем исполнитель выходит на сцену. И это не просто слова. Это творческое кредо, высший музыкальный смысл, которым наполняется каждый концерт Ирины Крутовой, каждый ее романс, каждая песня, каждая жанрово-игровая вокальная зарисовка.

    По мнению певицы, в творчестве нет ничего невозможного, если это способствует раскрытию индивидуальности артиста и убеждает публику: «Искренность, высокий эмоциональный посыл, чувственность романса – это качества, которых очень не хватает современному человеку в повседневной жизни. Конечно, это и красота мелодии, и удивительная гармония, и замечательная поэзия, которая лежит в основе исполняемых сочинений. Романс – поистине уникальный жанр: он в меру аристократичен и демократичен. Романс не примитивен, как большинство эстрадных песенок из четырех слов и трех гармоний, но в то же время он не настолько сложен в восприятии как камерная классическая вокальная музыка. У романса свой уникальный путь существования и развития, благодаря которому он будет жить вечно».

    Жанры романса и песенной миниатюры Ирина Крутова рассматривает, как особое интеллектуальное амплуа, к которому надо подходить со всей серьезностью: «Романс – это миниспектакль души, законченный номер, своеобразная история жизни и любви. Специфика и даже определенное коварство романса как раз и заключаются в том, что одной лишь формы мало, если нет глубины мысли, если певец не доносит слово до слушателя». Одну из своих многочисленных программ, входящих в масштабную антологию «Золотые страницы русского романса», певица назвала «Я возвращаю Ваш портрет», посвятив ее легендарным именам советской эстрады. Она вызвала небывалый слушательский резонанс: впервые московской публике эта программа была представлена в апреле 2008 года на сцене Театра эстрады. Только в нынешнем концертном сезоне с ней познакомилась публика более чем 20-ти городов России: Новосибирска, Бийска, Барнаула, Томска, Новокузнецка, Самары, Саратова, Казани, Кирова, Перми, Салехарда, Смоленска… Огромная востребованность проекта, его невероятно теплый прием и благодарность слушателей красноречиво говорят о том, что у романса есть как уверенное настоящее, так и оптимистическое будущее!

    Игорь КОРЯБИН
    Ирина Крутова: «Романс – это миниспектакль души…»
    Газета «КУЛЬТУРА» от 26 марта 2009


    ____________________________

    Ирина Крутова – одна из наиболее востребованных на сегодняшний день молодых исполнительниц русского романса. Разносторонне образованный музыкант, имеющий за плечами пианистическое, дирижерско-хоровое и вокальное образование, что сейчас большая редкость на концертной эстраде, Ирина считает, что эти знания очень помогают в максимально полном раскрытии тех образов, которые певица воплощает на сцене. О нелегком пути артистов камерного жанра сегодня, вкусах зрителей и их воспитании, вообще о месте серьезной музыки в жестоком мире современного шоу-бизнеса, композитор Юрий Алябов беседует с Ириной Крутовой и ее супругом и артистическим директором Иваном Шрамковым.

    Юрий Алябов: В последнее время на концертных подмостках всё чаще появляются люди, как правило драматические актеры, не обремененные музыкальным образованием и вокальными данными, но, тем не менее, преисполненные уверенности, что только они несут в «темные» массы настоящее искусство. Чаще всего формой такого искусства становится именно романс. В чем вы видите свое отличие, а может быть и преимущество, в борьбе с подобными конкурентами, ведь соперничество на эстраде, к сожалению, никто не отменял?

    Ирина Крутова: В том, что драматические актеры увлекаются романсами, нет ничего удивительного, они привыкли работать с текстом, со словом. С другой стороны, вокальных данных тоже никто не отменял, и поскольку в романсах, кроме текста, есть еще и музыка, а не просто мелодекламация, хорошо бы это всё еще и спеть. Мне кажется, у меня хватает музыкальности и вокальных данных донести не просто текст, к которому я очень трепетно отношусь, но и ту красоту музыки, которая часто сопровождает эти тексты.

    Именно сочетание музыки и текста производит то воздействие, которое и призвано осуществлять настоящее искусство и которое по отдельности не так сильно. С другой стороны, я пытаюсь избежать той «болезни», которой подвержены очень многие академические певцы и певицы – пустая, формальная вокализация, любование собственным голосом. Кроме профессиональных и внешних данных, большое значение имеет репертуар, я стараюсь находить редко исполняемые произведения, раскрывать их, знакомить слушателя с ними, в то же время работаю и с современными интересными авторами, предоставляющими мне уникальный репертуар, который сильно отличается от того, что поют большинство артистов, работающих в жанре романса.

    – Как происходит у вас работа над образом, какие особенности, как сейчас модно говорить, «фишки», помогают вам раскрыть целое, сделать образ максимально полным?

    И.К.: В первую очередь это, конечно, сам материал, с которым ты работаешь. Это могут быть какие-то моменты в музыке, в тексте, дающие некий импульс, толчок, мимо которого просто невозможно пройти. Ты понимаешь, что здесь нужно петь только так, а не иначе, потому что сочетание текста и мелодии дает совершенно определенные ощущения. Наверное, это и называется авторским прочтением, то, из чего впоследствии складывается индивидуальность, формируется исполнительский стиль.

    – По какому принципу идет отбор репертуара?

    И.К.: Если отзывается душа, значит, мое.

    – А как же угодить вкусам публики? Ведь без известных хитов это очень трудно сделать. А если заказ?

    И.К.: Ну, насчет заказов не знаю, пока с этим не встречались. Что же касается хитов… То, что я мало пою известные романсы, это не значит, что они мне не нравятся. Но петь то, что звучит, грубо говоря, на каждом углу, не очень хочется. Хочется, чтобы слушатели узнали что-то новое, часто не менее достойное, чем уже известные произведения. Поэтому я рада, когда на концертах кричат: «Шелковый шнурок!» – хотя еще какое-то время назад этот романс мало кто знал. Если честно, больше всего я боюсь не успеть спеть то, что уже написано. И плюс к этому мне приносят и приносят новый материал, и программа просто не умещает в себя то, что хотелось бы донести до зрителя.

    И.Ш.: Еще Аристотель подметил, что есть два основных механизма в искусстве – мимесис и катарсис, то есть подражание и радость узнавания, с одной стороны, и очищение и возвышение через сопереживание и сострадание – с другой. Сегодняшние развлекательные жанры, и особенно эстрадная музыка, – это чистый мимесис. Слушателю постоянно предлагается то, что называется термином «формат», – одно сочинение похоже на другое, скроено по общим лекалам и стандартам и крутится постоянно во всех возможных СМИ. Нам постоянно навязывается одно и то же с небольшими вариациями. Подразумевается, что мы должны испытывать радость от узнавания шаблонного мотивчика и незатейливого, всё время повторяющего текста и по возможности подражать в многочисленных караоке. И крайне редкое явление в наши дни, когда артист заставляет сопереживать и сострадать, как это делали, например, Шульженко, Бернес или Магомаев. Ирине линия сопереживания, очищения через сострадание ближе, и это проявляется в репертуаре и исполнении. Многие романсы: «Человек из дерева», «Шелковый шнурок», «Помни обо мне», «Невидимая нить», «Огни заката» – направлены на то, чтобы зритель сопереживал и становился лучше и чище. Известные же романсы включаются в программу, чтобы задействовать первый принцип, механизм узнавания, но он подчинен второму.

    – А есть, на ваш взгляд, какая-то кардинальная разница между публикой в Москве и на периферии, или это миф, бытующий в артистической среде?

    И.К.: Конечно, есть. Публика в регионах менее избалованная, порой более чуткая, воспринимает всё очень внимательно и готова к концу второго отделения вскочить с кресел и выражать свои чувства совершенно не стесняясь! Возможно, сказывается некий информационный голод на местах. Сейчас крайне сложно гастролировать и организовывать концерты, хотя мне грех жаловаться: только в этом сезоне нам удалось побывать с концертными программами в свыше чем 20 городах России – Новосибирск, Томск, Барнаул, Новокузнецк, Прокопьевск, Киров, Саратов, Самара, Салехард, Смоленск, Казань, Пермь, Дзержинск… Вероятно, в более радушном и открытом приеме могут проявляться иные человеческие качества, отличающие жителей других городов от столичной публики. Вообще романс любят, и нас принимают всегда очень тепло, просто порой отличается публика даже одного региона. Совершенно разные впечатления у меня остались от концертов в Новокузнецке, Томске и новосибирском Академгородке. Надо сказать, что моя программа «Я возвращаю Ваш портрет», посвященная звездам советской эстрады, из репертуара Юрьевой, Шульженко, Сикоры, Лазаренко, Каревой, Баяновой, вызывает гораздо более живой отклик, чем чисто романсовая программа. Может быть, это связано с тем, что настоящий, глубокий романс знаком нашей публике гораздо меньше, а значит, мне еще очень много чего надо сказать моему любимому слушателю.

    – А бывало так, что, приезжая в одно и то же место через некоторое время, вы сталкиваетесь с уже подготовленной публикой?

    И.К.: Как правило, так и происходит. Уже к концу первого концерта высказываются пожелания увидеться снова, и на второй концерт люди идут подготовленными, у них уже другие взгляды, они знают, что хотят послушать, и им интересно: а что же будет новенького? Правда, бывают и исключения. Меня, например, просто поразила публика новосибирского Академгородка, которую «Белой акацией» не возьмешь. Им нужно что-нибудь понеожиданней, понеобычнее.

    – И чем же удалось завоевать сердца новосибирцев? Что их покорило?

    И.Ш.: «Шелковый шнурок». Это вообще, как правило, контрольный выстрел.

    И.К.: Ну да, я в последнее время наблюдаю, что публика просто как-то неистово принимает этот романс. И я, наблюдая за лицами людей в зале, вижу, как к концу этого романса все погружаются в какой-то мистический транс. Есть в нем какой-то код, совершенно очевидный, но труднообъяснимый. Кстати, другой номер, открывший нам сердца новосибирцев, – «Песенка об этикете», жанровая зарисовка, которую я совершенно неожиданно решила исполнить. Реакция зала превзошла все ожидания. И вообще мне кажется, что прием зависит не только от публики, но и от зала – от акустики, от энергетики помещения, которая воспринимается публикой на подсознательном уровне и сильно влияет на восприятие артиста.

    – Есть ли какие-то жанры, которые хотелось бы попробовать, несмотря на отсутствие опыта и практики их исполнения?

    И.К.: Ну, возможно, это участие в постановках некоторых опер, но не как штатной солистки какого-либо театра, а как отдельного проекта. Если какой-нибудь режиссер увидит меня в роли Татьяны из «Евгения Онегина», которой я грежу с тринадцати лет, или Мими, я буду просто счастлива. Возможно, это какие-то джазовые стандарты или современная зарубежная эстрада. Есть интересные произведения в репертуаре Селин Дион, Лары Фабиан, Сары Брайтман… Вообще мне думается, что творческий человек обязательно должен быть открыт к новому, стремиться к совершенствованию и постижению – в этом залог интересной и насыщенной жизни.

    – А с кем бы из звезд прошлого и настоящего, наших и зарубежных, хотела бы спеть дуэтом Ирина Крутова?

    И.К.: Из прошлого – с Муслимом Магомаевым и Евгением Мартыновым. А из мировых звезд нынешнего времени – с Пласидо Доминго, Дмитрием Хворостовским.

    – Если учесть, что Доминго и Хворостовский в последнее время довольно частые гости нашей страны, пожелаем же этой мечте осуществиться.

    Юрий АЛЯБОВ. Интервью с Ириной Крутовой.
    «Я пою то, на что отзывается душа»
    Экономическая и философская газета 18.03.2009


    ____________________________

    «В тёмном зале сейчас только плакал рояль… Кто-то пел про весну, про любовь и печаль…». Романсом Бориса Прозоровского «Плачет рояль» открыла свой сольный концерт в Салехарде лауреат международного конкурса исполнителей русского романса «Романсиада» Ирина Крутова, представив программу «Я возвращаю Ваш портрет…».

    Вечером 22 февраля в Концертном зале Культурно-делового центра вновь было чрезвычайно многолюдно. И снова зрители встретились с потрясающими исполнителями и соприкоснулись с искусством, пережившим века. Но на этот раз не с джазом, а с великим русским романсом. Два отделения на одном дыхании провели и артисты, и зрители, ибо удивительный по красоте и силе голос Ирины Крутовой, который уже называют достоянием России, деликатно, но уверенно уводит в мир, где не слышны иные звуки, только романс.

    Певица исполнила произведения Прозоровского, Фомина, Хайта, Ашкенази, Строка, Пуаре, Лядовой. Вообще программа была посвящена звёздам советской эстрады, и Ирина не просто пела, она создавала образы знаменитых мастеров русского романса – Клавдии Шульженко, Аллы Баяновой, Галины Каревой, Изабеллы Юрьевой… Пела про чёрные коварные очи, про ночь и блеск вина в бокале и, конечно, о любви, ревности, прощении… Зал аплодировал, кричал «Браво!», и то и дело слышалось: «Надо же, какая красавица!».

    Северный город, не привыкшие к подобным концертам зрители, молодость певицы… Наверное, этим объясняется почти полное отсутствие цветов в зрительном зале. Но ближе к середине концерта, после очередного поэтического и исполнительского шедевра, один салехардец подарил певице хризантемы. И, о чудо! Со сцены тут же зазвучал знаменитый романс Шумского «Хризантемы». Потом Ирина объяснила, что мужчину, подарившего цветы, артисты видели впервые. И романс был запланирован далее, но на рояле уже лежали белоснежные хризантемы, и Ирина, переглянувшись с аккомпаниатором Константином Ганшиным, подарила всем целый букет цветов, о которых поётся в известном произведении.

    Интересно, но кульминационным моментом концерта был не совсем романс. Дело в том, что Ирина обращается и к произведениям эстрадного жанра, и особое место в своём творчестве отдаёт военной тематике, ибо считает несправедливым вспоминать только 9 Мая о пожилых людях, заставших ужасы войны, о матерях, потерявших сыновей, о погибших на полях сражений.
    Евгений Мартынов – это имя в советской эстраде стоит особняком, и песни, которые он написал, так же по-особому звучат. «Баллада о матери» на слова Андрея Дементьева не просто напомнила о страшной войне, она всколыхнула, взорвала чувства зрителей настолько, что не все смогли удержать слёзы, когда Ирина буквально проживала каждую строчку. И особенно, когда мать погибшего солдата увидела сына живым в документальном кино. На такой ноте завершилось первое отделение концерта.

    Второе отделение артисты попытались завершить весело – знаменитым романсом, который впервые исполнила Изабелла Юрьева, «Саша». Но зрители их не отпускали и были вознаграждены за столь горячий приём. Романс «Утро туманное» стал заключительным аккордом воскресного вечера.

    Уже после концерта артисты встретились с журналистами. Без малейшего налёта звёздности они поделились своими впечатлениями, благодарили за тёплый приём, замечательную организацию.

    – Удовольствие колоссальное, – говорила почти междометиями Ирина, надеясь вернуться сюда вновь уже не на один день и с новой программой.

    – Зал у вас просто потрясающий, и зрителям спасибо огромное, с ними было очень легко, – с таким же восторженным чувством дополнил Константин.

    Константин Ганшин – не просто аккомпаниатор. Он дипломант международного конкурса исполнительского искусства в Болгарии, обладатель специального приза за концертмейстерское мастерство. Имея прекрасное консерваторское образование, временами даёт Камерные концерты классической музыки, но признаётся, что подобное в наше время разгула псевдоискусства пробить очень непросто. Более того, начав сотрудничать с вокалистами, он сам запел и, если удастся попасть в Салехард снова, обещал исполнить романсы Вертинского и поиграть Моцарта. Понятно, почему сложилось впечатление, что исполняя одно и то же произведение, Константин и Ирина не дополняли друг друга, а каждый был самим собой, при этом, не мешая друг другу. Интересно, что Константин живёт и работает в Санкт-Петербурге, а Ирина – в Москве, представляя две музыкальные столицы.

    Буквально накануне, 20 февраля, у Ирины было выступление в Москве, а 21-го она уже летела в Салехард. Её муж и продюсер проекта, а также ведущий концерта Иван Шрамков назвал жену героиней. Ведь получилось так, что они добирались до Салехарда всю ночь, а для певицы важен сон не менее 10 часов. Ещё любопытную информацию сообщила о себе сама Ирина. Во время последних репетиций обнаружилось, что она до сих пор не знает границ диапазона своего голоса. Оказалось, что малые октавы для неё совершенно не предел, что ей подвластна даже третья – очень высокое сопрано. А это значит, возможны новые программы, новые жанры. Впрочем, Ирина с удовольствием исполняет и оперные арии, но пока постигает мир романса, разучивая малоизвестные творения авторов, как прошлого, так и современников, уверяя, что этот жанр жив, что сегодня пишется необычный, новый, но, тем не менее, русский романс.

    Светлана ГАВРИЛОВА
    «Звезда романса»
    Газета «Полярный круг» № 9 от 26.02.2009


    ____________________________

    «Я возвращаю Ваш портрет…»
    Под таким названием (с подзаголовком на афише «Звездам советской эстрады посвящается – из репертуара Юрьевой, Лазаренко, Каревой, Сикоры, Шульженко, Баяновой») в Большом зале консерватории прошел концерт лауреата Международного конкурса исполнителей русского романса «Романсиада» Ирины Крутовой.

    Должна сознаться, что до этого вечера имя Ирины Крутовой мне было незнакомо. Поэтому когда ведущий концерта ее представил восходящей звездой романса, к его словам я отнеслась довольно недоверчиво, даже скептически. Ведь столько сейчас существует многообещающей, но не оправдывающей себя рекламы в шоу-бизнесе! Однако, когда после второго же номера концерта (а им оказались всем знакомая «Только раз бывает в жизни встреча») в зале раздались шквал аплодисментов и крики «браво!», я стала убеждаться в том, что слова ведущего были сказаны не напрасно.

    По ходу вечера в зале воцарилась чарующая атмосфера, которую создавали сильный и при этом серебристый голос молодой певицы, ее сценическая внешность, приятная манера исполнения, очень удачно составленная программа. Во многом успеху концерта способствовала виртуозность аккомпаниатора – дипломанта Международного конкурса Оксаны Петриченко (фортепиано), которая 10 последних лет является концертмейстером Международного конкурса исполнителей русского романса «Романсиада».

    Ведущий вечера поведал о том, что Ирина Крутова родилась на Дону, детство провела на Кубани. Ее родители не были ни певцами, ни музыкантами, но бабушка пела так, что ее приглашал в свой хор сам Пятницкий. Видимо, именно от бабушки Ирина и унаследовала вокальный дар. После окончания музыкального училища в Новороссийске она поступила в консерваторию в Ростове-на-Дону, а затем из нее перевелась в Московский музыкальный институт имени Ипполитова-Иванова, который закончила очень успешно. Сейчас она, проживая в Москве, находится в «свободном плавании»: не будучи привязанной к какому-то театру, много гастролирует по всей стране. «Название сегодняшнего концерта «Я возвращаю Ваш портрет…», – продолжил ведущий, – выбрано не случайно. Ирина Крутова сегодня постарается возвратить на сцену портреты выдающихся певиц, авторов ХХ века».

    На наш взгляд, это ей блестяще удалось. Кроме того, на концерте певица расширила рамки обозначенной в афише программы. На вечере прозвучали такие разноплановые произведения, как романсы из репертуара Анастасии Вяльцевой и «Баллада о матери» Евгения Мартынова (на слова Андрея Дементьева). Очень тепло слушателями были приняты «Белой акации гроздья душистые…». Но бесспорной изюминкой концерта, конечно, явились романсы из репертуара Изабеллы Юрьевой («Белая ночь», «Саша, ты помнишь наши встречи?..») и Клавдии Шульженко («Руки», «Голубка» и др.).

    Ирина Крутова не копирует великих певиц, что было бы неразумно и, скорее всего, заведомо неудачно, ибо, по всеобщему признанию современников, Изабелла Юрьева и Клавдия Шульженко неповторимы и неподражаемы. Она заимствует у них эскизы, контуры исполнения популярных произведений, но наполняет их своими вокальными красками, собственными интонациями и полутонами, своими жестами. Такое тактичное и уважительное отношение к прошлому полностью оправдывает себя и объясняет успех Ирины.

    Долгие рукоплескания зала вызвали старинные романсы «Мы оба лжем, и оба это знаем…» и «Благодарю, не надо». А закончился концерт несколько неожиданно. Под занавес певица очень выразительно исполнила «Утомленное солнце нежно с морем прощалось…», написанное для мужского голоса. От себя добавим, что в конце 30-х годов прошлого века «Утомленное солнце» оказалось рекордсменом по количеству выпущенных грампластинок в бывшем Советском Союзе.

    Мы не могли после концерта не подойти к Ирине Крутовой. Но она, боясь опоздать на поезд (ее маленький коллектив отправлялся на гастроли по Западной Сибири), успела ответить только на два вопроса.

    Корр.: Почему Вы, будучи совсем молодой певицей, выбрали для своего творчества именно жанр старинного романса?

    И. Крутова: Во-первых, я пою не только романсы, у меня есть и другие программы. В этом вы сможете убедиться 14 февраля 2009 года (в День влюбленных) в этом же прекрасном Большом зале Саратовской консерватории. А во-вторых, будучи по образованию оперной певицей и очень любя оперу, я поняла, что романс сейчас становится снова популярным и востребованным. Ведь даже сегодня на концерте, помимо людей пожилого возраста, было и немало молодежи. Кроме того, романсы дают большую возможность для самовыражения исполнителя. Наверное, всем этим объясняется то, что сейчас молодые певцы все больше и больше берутся за романс.

    Корр.: Романс – это истинно русский вид вокального искусства?

    И. Крутова: Нет. Конечно, старинный русский романс имеет свои национальные особенности: насыщенную драматургию, эмоциональные акценты. Он ложится на душу, легко находит дорогу к сердцу слушателя. И старинный русский романс прочно занял свою достойную нишу в музыкальной культуре России. Но романс, как синтетический жанр музыки и поэзии, родился в Испании, в далекие от нас средние века. Из Испании романс перекочевал в другие страны мира и достиг своей максимальной популярности во второй половине XIX века в Германии, Франции и, конечно, в России. Кстати, я сегодня исполнила «Голубку» и «Целуй меня крепче» (это «Besame mucho» полностью в русском переводе). Оба эти произведения, на мой взгляд, имеют полное право называться романсами, но они иностранного происхождения.

    Татьяна ЛИСИНА
    «Я возвращаю Ваш портрет…»
    Газета «Богатей» № 43(468) от 11.12.2008


    ____________________________


    Евгений Гаврилов:Ирина, несколько слов о ваших ближайших планах?

    Ирина Крутова: – В ближайшее время – это гастрольные концерты. Выступления не только в Москве,  но и в Дзержинске, Нижнем Новгороде, Перми, Томске, сибирские гастроли. Достаточно много планов. Не говоря о записях дисков. Планов, как говорится, громадьё. Было бы время и силы всё это реализовать.

    Что касается оперы, не могу сказать, что это моя мечта, это одно из моих желаний, достаточно реальных. Конкретно две партии, в которых мне хотелось бы себя проявить – это партия Татьяны в опере Петра Ильича Чайковского «Евгений Онегин» и Мими в опере Джаккомо Пуччини «Богема». Музыка гениальная.

    С Чайковским и Пушкиным вообще всё понятно, это идёт ещё с детства. В какой-то момент была покорена тем образом, который был преподнесен Пушкиным изначально, а потом, когда узнала музыку и партию Татьяны, меня привлекло к этому образу окончательно.

    И Пуччини – гениальный композитор. Его музыкальный язык мне интересен и близок.

    Хотелось бы исполнить это в опере, в постановке. Но считаю, что всему своё время. Есть концертные постановки этих опер, которые вполне возможны в ближайшее время. Всё реально.

    Это не далёкая мечта: то, что я хочу в оперу. На самом деле в театр мне не очень хочется. С его режимом и театральным графиком. Я, скорее, концертная певица. Живой концерт и непосредственный контакт с публикой, который на концерте немножко другой, чем в опере. Это мне ближе, интереснее.

    Наверное, общая структура театра мне не очень близка. Не то чтобы я хочу быть независимой от всех и вся. Это не совсем так. Наверное, я себя свободнее чувствую непосредственно на концертной сцене, эстраде. Это естественнее для меня.

    Хотя взгляды многих хороших режиссёров, их мысли, безусловно, гениальны, и хотелось бы поработать с ними, но часто бывает, мнение навязывают. Считается, что актёр – человек подневольный. Может, в связи с этим слабое желание попасть в театр.

    Возможно, просто сейчас нет такой задачи. Есть мысли относительно интересных концертных программ. И это сейчас больше занимает.

    А ещё больше занимает меня моя маленькая дочь. Жизнь с ней стала более интересной и насыщенной.

    – Когда жизнь вас свела с романсом и когда вы его полюбили?

    – Конкурс «Романсиада» стал в моей жизни знаковым и открыл для меня романс. Его руководитель, Галина Сергеевна Преображенская, помогла мне открыть тонкости романса, понять, что он мне близок.

    Этот опыт был непростой. В конкурсе участвовала дважды и первый раз не совсем удачно. Это меня повернуло в романсовую сторону. Сделала для себя определённые выводы, углубилась в тему и поняла, что это очень интересный жанр. Не только старинный, а и современный. Смотря что подразумевать под романсом. Советская песня в большом своём множестве – романс, в ней есть чувства и т.д.

    Получилась такая история. Об этом конкурсе узнала моя мама и спросила: «А почему бы тебе не поучаствовать?» Я тогда была ещё студенткой консерватории начальных курсов, и программа там несколько иная: старинные арии, коррезы и т.д. По программе учебных заведений.

    Выяснилось, что романсов, как таковых, в моём репертуаре нет. До этого песни, арии – такой всем давно открытый мир. Старинный романс не настолько широко был для меня понятен, ясен. И когда начался поиск, для меня открылся этот романсовый мир.

    В связи с подготовкой к конкурсу «Романсиады» я в этот материал углубилась.

    К первому конкурсу я оказалась не готова. Всё получилось достаточно стихийно. Оказалось, что мало времени, и всё было на скорую руку.

    А дальше, ко второму участию в конкурсе, уже была в Москве и могла лично познакомиться и посоветоваться с Галиной Сергеевной, которая тонко подобрала мне репертуар. Хотя она не совсем была уверена, что всё будет мной настолько глубоко прочувствовано. Тем не менее, всё удалось, оказалось, не зря, и всё получилось очень интересно.

    – Получается, началось всё с мамы…

    – Маме вообще всем обязана. Она меня всегда подогревала, радела моими выступлениями на различных конкурсах. Ранее, когда будучи ещё девчонкой ездила, поддерживала меня, помогала, выслушивала, высказывала своё мнение.

    Мама и папа для меня вообще первые люди, которые всегда рядом, всегда посоветуют и скажут своё мнение, на которое я, естественно, всегда опираюсь и уважаю.

    Мой папа – строитель, а мама – инженер-электрик. Кажется, что это далеко, но оказывается, что в душе они романтики и люди поющие. У отца прекрасный голос, любит петь и слушать.

    Всё не пришло ниоткуда. У прабабушки – Софьи Морозовой был великолепный голос, и её приглашали в хор Пятницкого. Видимо, есть откуда всему этому взяться.

    Родители имели эстетический вкус, который мне и привили. Не обязательно непосредственно музыкой. Но во всяком случае они меня отвели в музыкальную школу и тем самым сделали многое.

    Песня в моей семье – это я. Постоянно пела с детства, с этим связаны какие-то смешные моменты и серьёзные переживания: выступления, конкурсы. Профессиональное творческое начало в нашей семье вертелось вокруг меня. Музыка всегда у нас звучала.

    А когда родители поняли, что я не просто что-то напеваю, а без этого ничего не получается, обратились в творческом плане все в мою сторону и меня поддержали.

    Думаю, сыграло роль уважение к ребёнку, к каким-то его проявлениям. Они вовремя заметили и услышали, что это всё не просто так. Чутьё и бережное отношение проявилось с их стороны. Они могли не поддаться и не продолжить это. Наверное, их скрытый романтизм проявился и проявляется во мне.

    Мама вообще всегда была моим первым критиком. Она, увидев какие-то выступления, высказывала своё мнение. В основном говорила, что не так! Порой я раздражалась: не может же быть всё время не так. О хорошем не говорилось, оно само собой подразумевалось.

    Тем не менее, мама и сейчас делится своими впечатлениями о каких-то моих концертах, у неё есть записи.

    Совсем недавно была передача «Романтика романса» на канале «Культура». Естественно, все волновались. Мама просмотрела, и я ждала её звонка. Ну, думаю, сейчас скажет: вот здесь было так, а здесь так, а это не так. И когда она позвонила и стала говорить, как мной гордится, как рада и как всё было красиво, то это меня, мягко говоря, поддержало, порадовало. Потому что первая реакция, которую ждёшь, – реакция близких, родителей. Как они ко всему этому отнесутся, оценят? Слава богу, понравилось, и всё было хорошо.

    Мама всегда меня поддерживает добрым словом: «Не переживай, всё хорошо!». Как и любая мама, наверное.

    Большую роль сыграла родительская любовь.

    – Как вы пришли от фортепиано к вокалу?

    – К вокалу профессионально пришла, как бы сказали многие, поздно, но, видимо, всё было правильно. У меня фортепианная, дирижёрская школа и только потом вокал. Считаю, что образование у меня неплохое. Только потом был вокальный факультет на базе всех приобретённых ранее знаний. Это правильно. Когда это односторонне и однобоко, то, наверное, приносит меньшие результаты, получается поверхностно, невозможно глубоко понять суть предмета.

    – Ваши самые яркие ранние воспоминания, связанные с вокалом на сцене?

    – Сложно сказать однозначно. В какой-то момент их было не то чтобы много, но они были сконцентрированы. Они все были интересные. Были и телевизионные конкурсы. Например, «Золотой ключик» в Краснодаре, затем Всероссийский конкурс «Дельфийские игры», которые тоже принесли интересные результаты.

    Очень ярко помню выступление, но не в качестве одной солистки, а в народном коллективе, где мы блестяще выступили и получили первое место на конкурсе. Впечатлений было море. В этой народной музыке я тогда проявилась, и, может, это тоже подвигло меня продолжать заниматься и петь.

    До этого была просто музыкальная школа и общая программа.

    А потом участие в хоре… Тогда мне было лет десять. На базе школы у нас существовал народный хор. Руководителем была Наталья Александровна Муртавина, замечательная женщина и профессионал. Она всё так интересно рассказывала, показывала и увлекала, что оказала на меня благотворное влияние.

    Много можно вспоминать историй, но вот этот момент был интересным и ярким по ощущениям. Было приятно, что мы победили, что наши репетиции не прошли даром. Это было активно и ярко.

    – В чём вы видите различие выступлений в коллективе и сольно?

    – Совершенно разные ощущения. Иногда слушая по какому-нибудь каналу хоровые произведения, меня посещает какая-то тоска, становится грустно, что с коллективом не сталкиваюсь. Нет ощущения нахождения себя в хоре, созвучия, что ты часть этого аккорда и всего произведения. Не просто у тебя общая канва и ты её несёшь, а здесь от тебя зависит конкретный звук, нота, построение нового мира. Этого ощущения у меня сейчас нет, иногда скучаю об этом. В какой-нибудь программе, возможно, сможет осуществиться.

    Оказаться частью созвучий – ощущения интересные и красивые.

    – Вы много времени уделяете текстам ваших романсов.

    – И романсов, и вообще в целом. Не обязательно это романсы или песни. Текст не просто важен, а очень важен. Можно ограничить свой репертуар вокализами и их благополучно исполнять. А поскольку есть текст, то его нужно уметь донести. Особенно, если это хороший текст. У меня, как правило, именно такие.

    Хочется донести каждое слово и общую картину, которая там нарисована. Чтобы каждый зритель это понял, увидел. Это интересно, правильно и честно.

    Когда человек поёт и ты не понимаешь, о чём он поёт, и при этом очевидно, что он поёт с текстом, то получается некоторый дисбаланс, непонимание. Зачем же он это делает? И есть ли смысл это слушать, если ничего не понятно.

    Наверное, это у меня генетически. Мама очень любит читать. Это не приобретённое, а развитое отношение – уважение к тексту.

    – Есть ли залы, где вам наиболее комфортно выступать?

    – Может, кому-то покажется, что маленькая площадка настраивает на какой-то интимный лад, как раз романсам соответствующий. Мне в совсем маленьких залах, которые крошечные и люди буквально сидят рядом со мной на расстоянии двух метров, работается непросто. Всё-таки требуется какая-то дистанция для создания творческой ауры. В таких залах мне сложно выступать.

    А вообще любая публика если пришла, то уже есть за что её благодарить. Она хороша, и главное – всё делать честно. И чтобы публика объективно воспринимала. Бывает так, что рекламы много, и люди идут в ожидании чего-то нереального, уже их на что-то настроили. А когда они получают несколько иное, то получается обидно, что люди шли в надежде иного. Хотелось, чтобы было совпадение ожиданий публики и отдачи от артиста.

    – Много говорится о романсе «Шёлковый шнурок». Это ваша визитная карточка или вы так не считаете?

    – Так сложилось, что публика для себя делает какие-то акценты. Этот романс стал для многих интересен, любим, и он какой-то особенный. Что-то в нём есть необъяснимое, привлекает. Спорить сложно.

    Вообще что такое визитная карточка? Я не любитель клише, чтобы выделять какой-то романс. Я их как-то все люблю и люблю все по-разному. И сложно что-то выделить.

    Но со «Шнурка» началось моё публичное признание. Он прозвучал на конкурсе, его услышала сама Алла Николаевна Баянова, которая когда-то его пела.

    Наверное, он может в какой-то степени считаться визитной карточкой. Потому что с него всё началось. Он оказался достаточно ярким по сравнению со многими другими. К тому же, публике виднее, что им определять как визитную карточку.

    Просто я готовлю программы и стараюсь сделать каждый номер интересным без надежды, что этот номер станет визитной карточкой, а этот будет второстепенным.

    Со своей стороны, отметила любимые мной романсы «Благодарю, не надо» Фомина, «Искорки пожара», «Вы очень невнимательны ко мне» Георгия Струве, где тоже неожиданные повороты и романс очень трогательный. Как и много других.

    Для меня такой показатель любимого произведения: даже когда только начинаешь узнавать вещь, её репетируешь, то приходишь от них в какое-то особое состояние, они очень затрагивают тебя, занимают в душе особое место. Другие, может, и интересные, но вызывают другие эмоции и не приходят в голову, если называешь любимые.

    – Много ли времени отводится на подготовку нового романса?

    – Всегда по-разному. Есть романсы, которые можно услышать один раз, и они уже крепко у тебя в голове. Разный музыкальный язык, разный текст, твоё настроение, состояние. Какие-то удаются с ходу. Какие-то укладываются с трудом. Процесс индивидуальный, неоднозначный. Под одну гребёнку их не удастся свести. Разные впечатления и затраты.

    – Большую часть успеха определяет талант или работа?

    – В идеале, наверное, то и другое, но мне кажется, для того чтобы зритель воспринял тебя лучше, нужно, чтобы артист был искренним, это очень важно. У многих есть талант и работоспособность, но никого их творчество не трогает. Как говорят, нет искры божьей. А если эта искра есть, и людей трогает, задевает, волнует работа артиста, то это и есть искусство высшей пробы.

    – Как готовятся ваши программы?

    – Это, как и романс. Бывает, что ты ограничен временем, а интерес к программе есть и нужно её осуществить. Всё по ситуации.

    Например, программа «Помни обо мне» готовилась к залу П.И. Чайковского, где у меня был первый большой сольный концерт. Она готовилась месяца два: подбор песен, выработка концепции.

    Мне интересны из этой программы «Благодарю, не надо», который там звучал, «Человек из дерева», «Взгляд».

    Часть этих романсов звучало с участием Михаила Юрьевича Аптекмана, петербургского музыканта, которого буквально на прошлой неделе не стало. Для меня был счастливый опыт общения и сотрудничества с ним.

    Не передать словами, что чувствуют те, кто его знал, работал с ним. Когда пытаешься осознать, что этого замечательного человека, великолепного музыканта, потрясающего пианиста уже нет – становится страшно. Но жизнь есть жизнь, и получается, что такие талантливые и яркие люди уходят.

    – Кого из исполнителей песен военной тематики вы для себя могли бы выделить?

    – Из того, что я слышала в последнее время, это программа Дмитрия Хворостовского «Военная». Из исполнителей прошлого – Марк Бернес, который говорил, что голоса нет и что поёт душой и сердцем. В общем, это так и было. Безусловно, это исполнитель, заслуживающий большого внимания.

    – Какие трудности вы испытываете в вашей работе как вокалиста?

    – Это процесс живой, и когда я начинаю готовить какую-то программу, то передо мной стоят какие-то задачи, технические сложности, которые преодолеваю, но чтобы говорить о том, какая нота мне не удаётся и мне её нужно преодолеть – это вопрос технический и сугубо профессиональный, неинтересный для зрителя.

    Иногда хочется донести текст, если ты понимаешь, что он достаточно глубокий, и хочется, чтобы человек его понял, досконально всю эту картину. Это доставляет сложности иногда потому, что бывает, композитор так написал, что несколько смещаются акценты, и не совсем удобно донести материал для зрителя.

    Просто определяю, что хочу сказать, и стараюсь донести этот текст. Что порой сделать трудно.

    – Чем вы увлекались в юности и детстве кроме вокала?

    – Рисованием, хотя никогда ни в каких школах не занималась. Просто был интерес. Сейчас мне дочка помогает вспомнить об этом. Получается, что больше рисую я, но процесс увлекательный. Было вязание, но опять это было творческое.

    В школе занималась спортивным ориентированием. Туристические слёты, большие походы. У меня старший брат занимался этим, у него есть разряд. Я до разряда не дошла, у меня любительский вариант, но всё было интересно и имело место.

    – Какое путешествие из детства вам наиболее запомнилось?

    – Почему-то часто вспоминается, когда мы с родителями были в Туапсе, отдыхали в Доме отдыха. Может быть, потому, что это была первая такая поездка. Мы вылавливали каких-то морских обитателей. Рапаны, рыба-игла, морской конёк. Это так впечатляло! Было необычайно и волшебно. Мне тогда было 6 или 7 лет. Поэтому воспринималось очень ярко.

    Из спортивного ориентирования запомнились песни у костра. Это незабываемое. Чай из трав, собранных тут же в лесу. Красиво и нестандартно. Хотя у кого-то это образ жизни, кто очень часто ходит в походы. Для них это естественно, но для ребенка это на уровне приключений.

    – На гитаре не обучились играть?

    – На гитаре я не играла, хотя хотелось. Не сложились отношения с этим инструментом. Не было особо времени. Но глубокое желание присутствовало всегда, время не позволяло.

    – Что бы вы могли сказать о музыкальной культуре, о которой так много сегодня говорится?

    – Музыкальная культура развивается в человеке. Вкус же нам даётся от природы. Если он есть и развит – очень хорошо. Можно привить любовь к попсе, хотя не знаю, насколько это возможно, но то, что сейчас происходит – ближе к этому.

    А если у человека есть внутренний вкус к прекрасному и красивому – замечательно. Если родители, музыкальная школа, окружение этому способствует – великолепно! Если научиться чувствовать классику, понимать её, то понять, что есть остальное, не составит труда.

    Сегодня, может, и развивается какой-то вкус, но это, скорее, насаждение чего-то. У людей просто нет выбора. Получается, памятуя последние дни, нужно, чтобы человека не стало. Например, Муслима Магомаева, чтобы услышать его в очередной раз на всех каналах нашего телевидения. Зачем до такого доводить – мне не понятно.

    Это страшно, что так происходит. Благодаря смерти человек как-то услышан. И люди со слезами это слышат, потому что это прекрасно по-настоящему, божественно. А многое иное, что происходит на наших каналах – от лукавого.

    Понимаю, например, что Михаил Юрьевич Аптекман был не на таком медийном уровне, как в своё время Муслим Магомаев, но практически нигде не упомянуто, что человека не стало. Это выдающийся музыкант. Романсовый мир потерял великого исполнителя, а петербургский романс потерял такую опору!

    Уходят такие люди, а об этом нигде никак не упоминается. Это горько.

    – Ваши пожелания всем любителям романса и хорошей музыки, жителям Бийска и Алтайского края?

    – Хочу пожелать любить романс. Хотя говорят, что он не интересен, и впечатления о нём, как стереотип, что это что-то из бабушкиного сундука, но на самом деле это не так. Любите романс, как и весь окружающий мир. Будьте внимательны к этому миру. Прекрасное порой проходит и улетает мимо нас, а мы за суетой не можем этого уловить и увидеть. Любите красивое, красоту, музыку!

    Евгений ГАВРИЛОВ
    «Для меня открылся романсовый мир»
    Газета «РИФ форма». Алтай


    ____________________________


    «Ирина Крутова всегда безупречна и изысканно хороша. В певице подкупают неотразимое очарование, необыкновенная притягательность, блистательные вокальные данные, артистизм. Ирина – певица из разряда тех, кого век бы слушал. В свой первый приезд в Дзержинск Ирина подарила слушателям замечательный романс «Шелковый шнурок», который впоследствии стал ее визитной карточкой. На всех последующих концертах она неизменно исполняла его на бис. На этот раз в концертную программу вечера Ирина включила романс «Сероглазый король», исполнение которого привело в неописуемый восторг зал. Думается, романс будет причислен слушателями к разряду хитов Ирины…»
    Александр АВДЕЕВ
    «Нескончаемое эхо любви»
    Газета  «Репортер» (г. Дзержинск Нижегородской области) № 49 (415)  30. 11. 2007


    ____________________________


    «Первое отделение было представлено классикой – старинными русскими романсами ХIХ века А. Алябьева, А. Гурилева, П. Булахова, А. Варламова. Партия фортепьяно – Галина Преображенская. Во втором отделении Ирина познакомила слушателей с романсами Б. Фомина, Б. Прозоровского, Н. Зубова, Д. Ашкенази, Л. Лядовой и С. Бабова, написанными в начале и середине ХХ века. А аккомпанировавший певице во втором отделении заслуженный артист России Виктор Фридман подарил Ирине Крутовой свой романс «Я Вас прошу уйти» на стихи московского поэта Игоря Булгакова, написанный совсем недавно.
    Несмотря на сложность программы, молодая звезда была великолепна. Ее голос, блестящее сопрано, то возносился в неоглядную высь, то струился нежными, задушевными тонами в зал, к людям.
    Очень важный момент при исполнении романса – обаяние. Научиться этому нельзя. У Крутовой обояние врожденное. На сцене она – воплощение женской сдержанной грации, достоинства. Певица живет романсом, из каждого произведения создает мини-спектакль. И зритель чутко откликается на мастерство молодой артистки. Концертный зал в тот вечер, как это уже было неоднократно, не скупился ни на аплодисменты, ни на цветы. Так горячо приветствуют лишь настоящее ИСКУССТВО».

    Сергей КНЯЗЬКОВ
    «Магия русского романса»

    Газета  «Красная звезда»   28. 02. 2007


    ____________________________


    «Ирина Крутова начала без раскачки: «Я ехала домой» Марии Пуаре, два знаменитых романса Прозоровского, «Хризантемы» Харито, «Только раз» Фомина были исполнены блестяще. Легкое, но нисколько не легковесное, полное драматизма, сопрано, ясная артикуляция, непринужденный переход от вокального «купола» к почти интимному шепоту (что практически не встретишь: обычно бывает «либо так, либо так»), и при всем этом – стать и повадки не то пантеры, не то античной богини (также очень редкое сочетание).
    Крутовская трактовка романсовых «хитов» не поражала, впрочем, новизной: все было вполне традиционно. Превосходное исполнение, но еще не потрясение. Следующим номером ведущий объявил трагическую балладу Матвея Блантера на стихи Константина Симонова «Как служил солдат». Когда голос смолк, в зале наступила звенящая тишина. Она продолжалась, кажется, бесконечно долго и продолжалась бы еще дольше, если бы певица не решила пощадить нас и не пробудила бы почти незаметным, но внятным жестом от сковавшего нас оцепенения. Потом, разумеется, были нескончаемые овации, крики «браво»…
    Но, как выяснилось, подлинное потрясение еще только ждало нас после антракта. Почти все второе отделение Ирина Крутова составила из очень интересных, но в, основном, малоизвестных романсов первой трети XX века. Кто-то другой, быть может, и не рискнул бы, выступая перед незнакомой аудиторией, выносить на ее суд столь большой объем нового для нее музыкального материала. Но смелости Крутовой, как мы уже убедились, не занимать. И она победила. Победила абсолютно и безоговорочно.
    Публику бросало то в жар, то в холод: от озорного «Голубого письма» Оскара Строка и заводного «Полно, сокол» Фомина до душераздирающего «Сероглазого короля» Вертинского и уж совсем «кровавого» романса Прозоровского «Шелковый шнурок». Подобные произведения крайне сложны для исполнителя: чуть недотянуть или, хуже того, перетянуть, и трагедия непременно обратится в фарс. Однако Ирина Крутова ни на мгновение не позволила усомниться в своем выборе: неоднозначные для многих романсы «советского декаданса» в ее устах становились подлинными шедеврами. Каков был фурор, не стоит и говорить: слова бессильны передать ликование, охватившее зал в финале.
    …Поздравим себя, что судьба подарила нам уникальный случай присутствовать при начале новой прекрасной эпохи в истории русского романса. Теперь мы знаем в лицо Русский романс XXI века. И лицо это – весьма привлекательно. Это лицо Ирины Крутовой».

    Олег БОГОМАЗОВ
    «Начало прекрасной эпохи»
    TATCENTER.RU    10. 01. 2006


    ____________________________


    «Романсиада» дает молодому певцу шанс, но зачастую собственная лень мешает двигаться вперед, искать, серьезно работать. Я люблю целеустремленных людей. Вот Ирина Крутова из Краснодара, например. Настоящая романсовая певица, нутром чувствует этот жанр. Аристарх Ливанов пришел на ее концерт в Дом ученых – вышел зареванный. Органика у 23-летней девушки – невероятная. Этому, конечно, не научишь. Алла Боянова тоже интересуется Ириной, говорит: «Надо же кому-то эстафету передать!».
    Ирина ШВЕДОВА
    «Надо же кому-то эстафету передать!»
    «Московская правда» N 034  от 16.02.2005


    ____________________________


    «…Зал замер, завороженный прекрасным голосом певицы. Кому-то, возможно, поначалу исполнение Ирины Крутовой напоминало Анастасию Вяльцеву или Дину Дурбин, но после того, как она исполнила два романса Бориса Прозоровского – на слова Б. Тимофеева «Огни заката» и на слова К. Подревского «Шелковый шнурок» – эти сравнения отпали сами собой. Ирина Крутова не подражает никому, она самодостаточная, неповторимая певица…   «Задача искусства – делать человека выше, добрее, тоньше», – сказал, обращаясь к Ирине Крутовой и залу, народный артист России Аристарх Ливанов. – «И эта задача сегодня решена! Сегодня состоялся экзамен «Романсиады», романса, русской культуры и Ирины Крутовой. После этой победы она может носить звание, которое мы ей сегодня подарим, – Национальное достояние России! Такие звезды делаются не на «Фабрике звезд»», – подчеркнул Аристарх Ливанов. А вот что сказал по окончании концерта корреспонденту «Красной звезды» педагог Ирины Крутовой в институте – профессор, лауреат международных конкурсов, народный артист России Евгений Исаков: «Ирина очень талантлива, – сказал Евгений Иванович, – с богатым «нутром». Можно сказать, драматическая актриса при наличии великолепного голоса, красивой внешности. То есть комплекс у нее – божественный! И сегодня ее исполнение романсов для многих слушателей, полагаю, было откровением! Дай бог, что это – звезда романса!»
    Сергей КНЯЗЬКОВ
    «Рождение звезды романса»

    Газета  «Красная звезда»   22. 03. 2005


    ____________________________


    «На «Романсиаде-2002», ежегодном конкурсе вокалистов, завоевавшем всероссийскую популярность, Ирина Крутова поразила всех не только как певица, но и как драматическая актриса: настолько талантливо «сыграла» она героинь романсов, которые прозвучали в её исполнении в Колонном зале Дома союзов, слышавшем в недавнем прошлом голоса корифеев жанра – Бориса Штоколова, Галины Каревой, Нани Брегвадзе… Поздравляя со сцены молодую певицу с наградой – второй премией и званием лауреата, член жюри народный артист России Аристарх Ливанов сразу заявил публике: «Перед вами большая актриса!»»
    Татьяна МАРШКОВА
    Интервью с Ириной КРУТОВОЙ: «Верю в себя»
    Литературная газета    № 46-47. 2003


    ____________________________


    «… А вот мнение члена жюри Международного конкурса исполнителей русского романса «Романсиада» Народного артиста России Аристарха ЛИВАНОВА:
    – Мое внимание прежде всего обращено не на технические подробности вокала, а на внутреннюю драматургию исполнения, на то, как молодой артист решает драматическую задачу. И с первой минуты, как я услышал 22-летнюю Ирину Крутову из Краснодарского края, я понял: это исключительное дарование. Она наполняет эмоциями каждый звук, фразу, буквально пронзая сердце. А ведь для того и существует искусство. Более зрелого мастера среди этих ребят я сегодня просто не вижу. Может быть, кто-то технически более умел, обученностью имитируя талант, но я беру на себя смелость именно эту девочку отнести к дарованиям, в конечном счете и составляющим национальное достояние. Ей, по-моему, в перспективе не будет равных среди исполнителей такого плана…»

    Сергей БИРЮКОВ
    «Романс это согласие сердец
    »

    Газета «Труд» №226 за 19.12.2002


    ____________________________

    «Душевная зрелость Ирины Крутовой такова, что, скажу по совести, заставила думать о большом артистическом будущем. «Ирина удивительно талантлива, она все схватывает буквально на лету и растет творчески прямо-таки на глазах», – заметила художественный руководитель и постоянная ведущая «Романсиады» Галина Преображенская».
    Сергей БИРЮКОВ
    «Театр романса
    »

    Газета «Труд» №217 за 03.12.2002